КПРФ

РАССКАЗЫ ВЕТЕРАНА

Суровая правда войны

Отличительная черта ветеранов Великой Отечественной войны - скромность. Это люди особой породы: никогда не хвастаются подвигами на фронте, не афишируют награды, не выпячивают свое «я». Они рассказывают о войне, как о самом обычном явлении. Приказ «Ни шагу назад!» для них был священным.

 

 

 

Из большинства участников войны сельской местности редко кто имел среднее образование. В лучшем случае заканчивали семилетку, так как средние школы были в больших селах.

Такой была и биография Дмитрия Петровича Бирюкова, живущего на станции Хворостянка. После шестого класса стал работать в колхозе «13-я годовщина Октябрьской революции» в селе Большая Байгора, входившем тогда в Хворостянский район. В 17 лет, в начале января 1943 года, был призван на фронт.

Через неделю дивизию перебросили на участие в Корсунь-шевченковской операции, длившейся около месяца. Цель была одна - в короткие сроки окружить и уничтожить группировку противника.

- Вот тут-то я понял, что такое война, - вспоминает старый связист. - Так страшно показалось, что и описать нельзя. Пули, снаряды, осколки. Казалось, все летит в меня... Только суровые приказы командиров не давали расслабляться, потому что приходилось выполнять их один за другим...

Связист Бирюков со своими напарниками неоднократно отправлялся по проводу искать обрыв. Где по-пластунски, где - пригнувшись, где - короткими перебежками добирался Бирюков до цели, связывал провод, обеспечивая связь командира дивизии с разными участками сражений.

- Однажды три раза пришлось налаживать связь, - продолжает Бирюков. - Два раза обходилось без приключений, а вот на третий - осколком убило напарника-красноармейца. И мои силы были на исходе...

Повезло связисту: его заметили бойцы из другого батальона и помогли добраться в расположение их части. Упал связист Бирюков и сразу «вырубился». Проспал всю ночь.

В одном из боев связиста Бирюкова ранило. А дело было так.

- Фашисты заняли более выгодную позицию: они оказались на верху высоты, а мы внизу, - рассказывает Д.П. Бирюков. - Плюс ко всему в глаза нам светило солнце. Я возвращался с задания. Слышу: вжик, вжик! Это пули немецкого снайпера летели. Ведь, паразит, мог бы прикончить меня с одного выстрела, нет - решил поиграть со мной. Потом попал в щиколотку. Теперь мне ни повернуться, ни опереться на ногу нельзя. А он все вжикает... Собрался я с силами и во время разрыва снаряда где-то поблизости от снайпера рывком перевалил через холмик...

После этого ранения пришлось ногу оперировать. Через неделю Бирюков возвращался в часть. Шел, слегка прихрамывая. И вдруг недалеко от дороги в кустах увидел какие-то танки, говор, стук кувалдой по металлу. Остановился за кустом, прислушался: речь не русская. Присмотрелся - на танках фашистские кресты. Видно, какая-то отставшая группа остановилась, чтобы подремонтировать танки.

- Я стал перебегать от куста к кусту. Добрался до своих и рассказал о том, что видел, - продолжает Дмитрий Петрович. - Сказал, что на автомашинах стоят бочки, возможно, с горючим... А через несколько минут ни от танков, ни от автомобилей с бочками, ни от немцев ничего не осталось. Наши артиллеристы быстро расправились с фашистами.

- День Победы обрадовал нас, - вспоминает бывший воин, - а домой не отпускали. Пришлось служить еще пять лет, до января 1950 года.

На вопрос, о чем чаще всего вспоминается, какие эпизоды больше всего запомнились, Дмитрий Петрович честно признается:

- Я все время был на передовой. Что это такое, может понять тот, кто пережил кромешный ад. Вот фашисты пошли в наступление, автоматный и пулеметный огонь лавиной обрушивается на тебя... В живых оставались единицы даже от батальона, вот как. Да и оставшиеся в живых ненормальными казались. Вот такие кошмары иногда и теперь вспоминаются, и во сне видятся... Иногда по четверо суток сидели в окопах голодные и холодные. Никакой возможности подвезти продукты не было. Вот сидишь и думаешь только об одном: дождаться бы конца войны, приехать домой, где было тепло, имелся бы кипяток и вдоволь хлеба. Вот как было. Я никогда не верю тем, кто заявляет, что на фронте не страшно было. Неправда! Страшно... Даже трудно слово такое найти, чтобы передать силу страха... Терпели, потому как другого ничего не оставалось, как победить...

Письма домой Дмитрий Бирюков писал редко: и возможностей не было, да и писать о войне не хотелось.

- Как ни трудно было, - продолжает Д.П. Бирюков, - а мы ничем не болели. Что теперь скрывать: и воду часто брали из водоема, какой поблизости находился. А в этой воде потом видели труп человеческий. Ничего, обошлось.

16 медалей и 2 ордена Красной Звезды - столько наград за ратные подвиги у Д.П. Бирюкова. А вот за что дали их, уже не помнит.

- Да и не за наградами мы гнались тогда. Кто о наградах тогда думал?

Прав был А.Т. Твардовский, сказавший в свое время, что бои велись «не ради славы - ради жизни на земле». Красноармейцы знали одно: Родина в опасности, значит, надо любой ценой выжить и одолеть врага... Сколько было боев за время пребывания на фронте, Дмитрий Петрович теперь уже не помнит. Главное, чтобы враг был разбит, Родина спасена.

...После войны Д.П. Бирюков закончил курсы шоферов, поэтому домой приехал уже водителем со стажем и долгое время трудился на птицефабрике. Среди водителей всегда был в числе лучших и не раз был отмечен грамотами и премиями за добросовестный труд.

Н. Путилин,

Добринский район.

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями!


Добавить комментарий

Защитный код
Обновить


 

Видеоматериалы

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Партийный актив


Николай Разворотнев
первый секретарь
Липецкого ОК КПРФ

Сергей Токарев
второй секретарь
Липецкого ОК КПРФ

Анатолий Сиротин
секретарь
Липецкого ОК КПРФ

Иосиф Арчелия
председатель КРК
Липецкого ОК КПРФ

Николай Быковских
секретарь по идеологии
Липецкого ОК КПРФ